Фото не кричать

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Откровенная эротика, секс эро фото девушек Истории о


кричать фото не

2017-10-23 02:29 Фото эротика позволит насладиться красотой самых страстных и желанных девушек Ознакомившись с этой страницей, не забудьте также просмотреть и другие разделы нашего




Когда я долго сижу в туалете, родители теперь выключают не свет, а wi-fi.


На своём болоте каждая лягушка считает себя царевной.






Скороговорка: Панкрат да Кондрат украли домкрат. Кондрату поблажка, Панкрату — кондрашка.


Площадь кота Возле подъезда на тротуаре стоит маленькая машинка неизвестной породы. На капоте лежат кот и кошка. Кошка серая, пушистая с широкими лапами, рысьей мордой и кисточками на ушах. Кот черный с наглыми зелеными глазами. Кошка делает вид, что спит, кот изображает караульного сфинкса. Я их знаю, их тайно кормит консьержка. Вокруг них два чистых пятнышка. Вся остальная машинка в грязных кошачьих следах от асфальта до крыши. Впечатление, что к ним приходили гости и все вместе танцевали групповой степ. Утром посмотрю на реакцию хозяйки автомобильчика. Если следы не смоет ночным дождем. Коты любят лежать на теплом. Или на холодном, в зависимости от погоды. И я их вполне понимаю. Хорошо когда есть где лежать. Хорошо, когда машин много, а котов мало. Вот возле нашего представительства в Уфе было наоборот. Котов было больше автомобилей. Не по количеству, нет. По площади. Площадь котов превышала площадь теплых автомашин. Мы снимали цокольный этаж, коты арендовали подвал и наш транспорт. Про площадь котов я говорю не просто так. Численность популяции определить не представлялось возможным ввиду ее постоянного движения, как в плане которождаемости, так и в плане шустрого передвижения и перемешивания друг с другом. Руководил этим всем тощий наглый кот «сиамского» окраса. Он единственный смело пробирался к нам в контору, выпрашивал у сердобольных сметчиц обеденную сосиску и гордо уходил. Иногда спал на радиаторе водяного отопления, хаотично свесив с него все четыре лапы, голову и хвост. Ему многое позволяли пока он не мяукнул. Его можно понять, его спихнули с батареи, чтоб поставить туда мокрые унты. И лучше бы он молчал. Приняв кошачий рев за сигнал пожарной тревоги, бухгалтерия в полном составе, эвакуировалась в уличные минус тридцать, позабыв шубы и не успев надеть штаны с начесом под зимние мини-юбки. В полутьме серверного помещения проснулся системный администратор и с перепугу умудрился выключить главный сервер одной единственной кнопкой, которой сервер выключить нельзя. - Не кричите, Лев Николаевич, - секретарь генерального заглянула в кабинет шефа, - меня всего пять минут не было, я сейчас еще кофе сварю. Вам помочь?.. Мужественный шеф, единственный из всей конторы не обративший внимание на крик кошачьей души, пытался отряхнуть заказчика, опрокинувшего кофе на галстук и брюки. Водители побросали домино, выбежали наружу вслед за бухгалтерами, и зачем-то выполнили команды «по машинам» и «заводи». - Ничего у нас не случилось, - орали в телефонные трубки снабженцы, успокаивая контрагентов, - никакой ядерной войны нет и наверное не будет. Грузите свой цемент и не волнуйтесь. И только сметчики ничего не предприняли, прикованные к своим столам иерихонским гласом дьявольского кота. За это его выгнали. Может это было не справедливо, но это было правильно. «Безопасность персонала прежде всего», - сказал шеф, и кота перестали пускать вовнутрь. Следующим днем, согнав с капота «бухгалтерской» Газели неизвестно как там державшихся четырех котов, водитель повез главного бухгалтера в банк. По дороге он долго прислушивался к ровному шуму мотора и наконец сказал: - Профилактику надо делать, Лилия Кутовна, что-то там воет и царапает внутри. Ищите подмену, а я завтра в гараж поеду сцепление смотреть. - Сцепление вам месяц назад меняли, Павел, - проворчала главбух, - вы не выдерживаете межремонтные сроки. На обратной дороге под капотом выло уже так громко, что поездка в гараж была согласована, несмотря на регламенты и сроки. Подъехав к конторе, водитель проводил главного бухгалтера до дверей и обернулся. От его машины явно доносился тихий неровный звук работающего двигателя. Он точно помнил, что выключил зажигание. Он удивился. Подошел к машине и поднял капот. В свободном пространстве моторного отсека. В районе аккумуляторной батареи и воздушного фильтра. Держась всеми четырьмя лапами за невидимые глазу неровности металла. В позе «жить захочешь, и не так раскорячишься». Висел сиамский кот. И рычал. Глаза его сверкали. Рык был грозен. - Брысь, - испугано сказал водитель и зачем-то погрозил коту пальцем, - пошел отсюда. Кот не сдвинулся с места, но сменил тон рычания на более утробный. - Кыс-кыс, - водитель решил взять лаской, - уйди, а? И протянул к коту руку. Не отрывая лап кот клацнул зубами в миллиметре от указательного пальца. Придется веником, полумал водитель и ушел просить веник у уборщицы. После недолгой торговли они сошлись на полуавтоматической турецкой швабре, обещании «показать кота» и вышли на улицу. Кота уже не было. Еще через день они опять поехали в банк. Отъехав метров десять от дверей. Водитель пробурчал, что-то похожее на «чем черт не шутит», остановился, вышел и открыл капот. Кот был на месте. - Иди уж в кабину, сволочь, - неожиданно для себя сказал водитель и приоткрыл дверь. С тех пор они ездили вместе. Всю зиму. Весной кот ушел.